Rambler's Top100
Каталог сайтов Всего.RU WOlist.ru - каталог качественных сайтов Рунета
зообиржа, рейтинг, объявления, животные, собаки, кошки, щенки, котята, продажа щенков, продажа котят, грызуныРейтинг@Mail.ru
  • Гуляка - 16 марта 2006 года - 3 мая 2007 года
    Blue Irish st.
  • Чертик - 16 марта 2006 года - 15 августа 2008 года
    Black Irish st.

Подселение Рыжика к Пушистику не удалось, но я не оставила мысли найти для него друзей. На форуме "Крысиный бум" в разделе "Отдам, продам" появилось объявление о крысятах, которые родились от самочки, взятой в зооуголке. Там крысами кормили удава, и кто-то сжалился на ними и взял их себе. Теперь у самочки родились очередные крысята и их раздавали. Осталось два мальчика. Голубой и черненький. Мне очень хотелось крысу с голубым окрасом. Я долго думала, стоит ли брать еще крысу, поскольку мои родные были против и Пушистика с Рыжиком. Но я договорилась с хозяйкой крысят и тайно поехала в субботу, 22-го апреля в Новые Черемушки. Черненького мальчика никто брать не хотел и хозяйка уже стала грозить, что отдаст его удаву. Мне эти слова врезались в память и я подумала, что, возможно, стоит взять и черного малыша, хотя крысы с черным окрасом мне не нравились. Но я подумала, что двум малышам будет проще противостоять взрослому Пушистику.

Я приехала к хозяйке крысят уже с уверенностью взять двоих. Малыши оказались очень крупные. Черный малыш мне тоже понравился. Их мамаша сидела в клетке и грустно провожала взглядом своих детишек. Когда я ехала домой, голубой малыш все время пытался вылезти из переноски и вообще казался более уверенным и смелым, чем его братик. Черный малыш был пугливым, и всю дорогу просидел на дне маленькой пластиковой переноски. Я привезла малышей домой и сразу решила познакомить с Пушистиком. Он проявлял к ним интерес, и не был агрессивен. Но малыши все равно очень испугались его и спрятались в маленький хомячий домик, который я поставила в клетку. Я была удивлена, как они вдвоем, такие крупные смогли спрятаться в такой маленький домик. Они пищали весь вечер там, не вылезая. И я решила их пересадить в маленькую переноску, которая была все-таки больше, чем хомячий домик. Когда я открыла крышку домика, то увидела, что они сидели друг на друге, поэтому поместились там.

На следующий день я купила для них клетку Тедди II с решетчатыми полками. Малыши там освоились. Голубой мальчик оказался лидером, он был более активным и был заводилой в играх. Малыши быстро выросли и я купила им большую клетку Шиншилла70. Голубого малыша, самого активного, я назвала Гулякой. А черного - Чертиком. Он выглядел как настоящий, маленький чертенок.

Я знала, что малыши родились от близкородственной вязки, поэтому удивлялась и радовалась , что они такие здоровенькие и резвые. Но радовалась и удивлялась я недолго. Гуляка постепенно стал покрываться расчесами. А в мае он вдруг захрюкал. Я повезла его к врачу, там сказали, как обычно - "ну это бывает у всех крыс", сделали укол. Хрюкать он перестал. Был по-прежнему активным и жизнерадостным. У него была забавная особенность - когда он ел что-то жидкое, то не лакал, как все крысы, а загребал лапкой и лапку облизывал.

Я долго боролась с его расчесами. Возила к другим врачам. К самым лучшим и известным. Но никто ничего особенного не находил. Спустя год, после его первых хрюков, они появились у него снова. Было очень холодно, я не сразу его отвезла к врачу. Тем более, что он был по-прежнему толстеньким, активным. Когда стало теплее, я наконец повезла его к врачу. Врач назначил кучу уколов и я стала делать их с помощью мамы. Гуляка очень боялся уколов, но я решила сделать все, чтобы он выздоровел. Начались майские праздники, и вдруг я заметила, что крысик стал вялым, что он плохо ест, и странно пьет. Понюхает шарик поилки, лизнет и опять нюхает. Я схватила его в охапку и вновь повезла к врачу. В клинике его долго мучили, сделали укол, несколько раз пытались сделать рентген. Я увидела, что у него лапки, хвостик и ушки стали совсем белыми. Он стал совсем вялый. Я отвезла его домой. Вернула в клетку к братику, но Чертик не понимал, что Гуляке совсем плохо, он воровал у него еду и я вытащила Гуляку и оставила его в корзинке рядом с кроватью. Я слышала весь вечер его тяжелое дыхание. А утром он уже не дышал. Он выглядел совсем, как живой, глазки были полуоткрыты, только его бедное сердечко не билось уже.

Чертик очень переживал потерю братика, первое время он везде искал его. Он искал его в клетке. Искал его на прогулке, бегал по лабиринту, по кровати. Потом загрустил, лежал в клетке и печально смотрел на меня. Я не выдержала этого взгляда. И решила взять ему друзей. Несмотря на то, что предыдущие подселения мне не удавались.

Чертик не был лидером в паре с братиком. Поэтому подселение к нему двух малышей далось без труда. Малыши боялись Чертика, но он с большим интересом их обнюхивал, бегал за ними. И в конце концов они подружились. Так в моем доме появились Шустрик и Мордасик.

Чертик тоже оказался больным. Вначале я замечала, что он тяжело дышит и быстро устает на прогулке. Я боялась везти его к врачу. Боялась, что ему назначат и уколы и он также умрет от стресса, как и братик. И я уже решилась ехать в понедельник МИВ, но 23-го февраля, в субботу у него случился первый приступ удушья. Он у него достаточно быстро прошел, но поехали мы в Кобру. Ему сделали рентген, я рассказывала врачу о его братике, врач сделал вывод, что у Чертика тоже больное сердце и назначил кучу сердечных лекарств в виде уколов. Но от уколов у него начинался приступ удушья и я перевела его на таблетки. И с этого дня началась наша с ним борьба за жизнь.

Я отсадила его в отдельную, низкую клетку. Приступы у него случались почти каждый день, обычно вечером. В воскресенье, 13-го апреля, у него было два приступа подряд и когда в 4 утра у него начался второй приступ я уже опустила руки на какой-то момент. Я подумала, что он все-таки прожил 2 года и я ничего не могу сделать, но в итоге я решила сделать укол преднизолона и неожиданно это помогло. Я стала давать преднизолон в виде таблеток, и приступы практически прекратились. Состояние у него было тяжелое, но он сам кушал, пил. Но все равно я считала каждый день, прожитый им. Вначале я молилась, чтобы он дожил до своего двухлетия. Потом до 2 лет, как он появился у меня дома вместе с братиком. Потом до годовщины смерти Гуляки. Врач прописал ему вазотоп, но он где-то застрял на таможне, и его обещали привезти в Москву в конце апреля, я не верила, что он доживет до апреля. Но он прожил апрель, май, июнь, июль. Это было просто чудо. Я купила вазотоп. Мы несколько раз еще ездили к врачу, но никто нам ничем не помог.

В конце июля, накануне солнечного затмения и новолуния у него начался еще один приступ, который длился очень долго. После этого его состояние еще сильнее ухудшилось и я поняла, что счет идет уже даже не на недели, а на дни. Он почти перестал есть, слизывал только немного творожка с моего пальца. Приступы стали повторяться, по два раза подряд. Потом ему стало полегче и я уже обрадовалась, что он проживет еще немного. 14-го августа, когда я вернулась с работы, я увидела, что он сам съел творожок, который я ему оставила в мисочке. Но в эту ночь у него начался сильнейший приступ, причем это был уже не сердечный, а легочный приступ. Видимо, мне надо было лечить не сердце, а легкие. Он метался по клетке, или сидел в углу, задрав голову, тяжело дыша. Я сделала ему несколько раз уколы. Всю ночь не спала. Брала его на руки, прижимала к себе и гладила по спинке. Чтобы успокоить хоть немного. У него страшно билось сердце и было, видимо, очень больно, он дрыгал лапкой. Под утро, я положила его в клетку. Потом я услышала, что он хрустит огурцом, и подумала, что ему стало легче. Я дала ему еще огурец и поставила мисочку с творожком, в которой и нашла его утром уже неподвижным. Он пережил братика на 1 год, 3 месяца и 12 дней.

Считается, что у животных нет души, но если мы их очень любим, то мы отдаем им частичку нашей души и я очень надеюсь, что теперь моему черненькому крысику хорошо, легко дышится. Там у него все есть и его не мучают боли и приступы удушья. Я каждый раз виню себя, что что-то не додала, где-то поленилась. И сейчас меня мучает мысль, если бы мы раньше поехали к врачу, если бы лечили легкие, а не сердце, может быть ему удалось прожить еще немного и умирал бы он не так страшно. Но ничего уже не вернешь.